Сафронов о Леониде Мерзликине

«В сердцах и думах наших зажег он яркий свет»

В начале 70-х годов прошлого века на Алтае необычно высоко возросла тяга молодежи к произведениям литературы и искусства, особенно местных авторов. Этот бум явился следствием того, что в крае, благодаря целенаправленным усилиям партийных и советских органов, была создана широкая сеть детских музыкальных школ, Дворцов пионеров, Домов детского творчества и других объединений, в которых многие десятки тысяч детей и подростков, юношей и девушек получили реальную возможность соприкоснуться с сокровищницей советской и мировой культуры. Дети из семей простых рабочих и колхозников из самых отдаленных весей и малых городов как губка впитывали в себя этот нектар мировой цивилизации, поневоле сами становясь творцами.

Именно в это время в крае появилась целая плеяда молодых и талантливых творцов. Среди них музыкант Николай Корниенко, композитор Михаил Стариков актриса Людмила Лучкина, режиссер Захар Китай, художники и скульпторы Владимир Добровольский, Петр Миронов, Людмила  и Василий Рублевы, поэты Геннадий Панов, Игорь Пантюхов, Николай Черкасов, Владимир Бушунов, Леонид Мерзликин, руководитель ансамбля «Огоньки» Гарри Полевой, журналист Дмитрий Горбунцов и многие другие. Все они пользовались большой популярностью у алтайской молодежи и были востребованы. Но без всякого преувеличения можно сказать, что Леонид Мерзликин был не только популярен, но и любим.

Его природная скромность, искренность и лиризм помноженные на чудесный талант и трудолюбие, лежали в основе всех его произведений, будь то поэма или четверостишье, соприкоснувшись с которыми читатель становился не просто почитателем Л. Мерзликина, а его пленником.

Из горкомов и райкомов комсомола в краевой комитет ВЛКСМ приходили многочисленные просьбы помочь организовать встречи молодежи со своими творческими сверстниками. В ответ на эти обращения бюро крайкома ВЛКСМ было принято решение о регулярном направлении поэта в города и села края молодых творческих работников. Эти творческие поездки осуществлялись в форме автопробегов, агитвагонов и даже агиттеплоходов по селам, расположенным на реке Обь. Каждая такая поездка тщательно готовилась и приносила неизменный успех. Этим вопросом профессионально занимались мои боевые помощницы Осипова Светлана Павловна и Раиса Степановна Сидорова (Федорова), много лет затем успешно возглавлявшая краевой детский Фонд.

Мне, как секретарю крайкома ВЛКСМ, курирующему проблемы работы с творческой молодежью, нередко приходилось непосредственно участвовать в поездках творческих бригад по городам и селам края. Во время этих поездок и встреч с молодежью произошло мое близкое знакомство со всеми участниками творческих бригад, которые с большинством из них переросло в многолетнюю личную дружбу. Например, Корниенко Николай Александрович, ныне заслуженный деятель искусств Российской Федерации, профессор, заведующий кафедрой Алтайского госуниверситета и ныне является моим многолетним помощником как депутата Государственной Думы и Алтайского краевого Законодательного Собрания.

Огромный нравственный заряд я получил в жизни от дружеского общения с такими неординарными и талантливыми людьми как Геннадий Панов и Игорь Пантюхов. Но особый след в моей душе и памяти навсегда остался от общения с Леонидом Мерзликиным. Близко с ним мы познакомились во время поездки в город Алейск, где мы случайно оказались в одном гостиничном номере. После встречи с молодежью, в битком набитом городском Доме культуры, которая прошла с триумфом, в том числе и для Леонида, мы с ним проговорили практически всю ночь. Темы были самые разные. Как оказалось, нас в одинаковой мере волновали проблемы сохранения самобытности русской деревни как хранительницы национальной культуры, проблемы сельской культуры, безотцовщины, нравственного воспитания молодежи. Мне очень импонировало то, что Леонид, или как мы все его ласково называли Леня, был одинаково искренним и на сцене перед огромной аудиторией и в товарищеской беседе. Таким свойством может обладать только совестливый, светлый человек. Одновременно мне показалось, что обладая гибким умом, огромным интеллектом он в повседневной жизни был беззащитный как ребенок. Дальнейшее общение с Леонидом в самых разных ситуациях не очень скорректировали мои первые впечатления. Чрезмерная природная скромность Леонида была не лучшим помощником в решении житейских вопросов, которые возникали на каждом шагу. Даже в советский период, когда книжные издательства, заключая договор с автором, еще до здания книги, выделяли денежный аванс, доходы пишущей братии не слишком отличались от среднего размера заработной платы по стране. Положение профессиональных писателей значительно усугубилось после развала СССР. Новой власти они стали не нужны. Чтобы напечататься, автор должен был найти деньги и оплатить типографские расходы, а затем сам же продавать изданную книгу. Леонид Семенович был совершенно не готов к этому. Он был творцом, а его заставляли быть барышником. Это не только оскорбляло, но и смертельно угнетало его поэтическую натуру. Не могла вольная птица долго жить в железной клетке. Леонид Семенович ушел из жизни в 1995 году в возрасте 65 лет, в расцвете творческих сил. Короля алтайских поэтов, кумира многих тысяч почитателей, проводили в последний путь более, чем скромно.

Управление культуры Администрации края выделило лишь небольшой автобус. Пришлось в срочном порядке, пользуясь личными связями, в полном смысле слова «добывать» еще один автобус для поездки близких и друзей на кладбище Белоярска, где Леонид Семенович завещал похоронить себя.

Во время поездки я оказался в автобусе, в котором в основном находились коллеги Леонида по литературному цеху.

До сих пор не могу освободиться от того гнетущего впечатления, которое на меня произвел внешний вид моих друзей-товарищей. В связи с тем, что было ликвидировано алтайское книжное издательство, многие профессиональные литераторы были лишены источников дохода и жили старым «жирком», который был очень тонок или его у некоторых вообще не было. Такова цена буржуазной «свободы» слова.

В Белоярске траурная процессия сначала подъехала к отчиму дому Леонида Семеновича, а затем остановилась на центральной площади поселка. Теплило сердце то, что попрощаться со своим популярным земляком пришли многие односельчане. И похоронен он в хорошем месте. С одной стороны, в шаговой доступности от автомобильной трассы, а с другой, на пригорке, откуда Леонид видит свой любимый Белоярск.

Из-за стеснения с финансами общего поминального стола не получилось, поэтому участники похорон разбились на локальные группы. Нашу группу, в которую кроме меня вошли народный артист Российской Федерации Дементий Паротиков, поэты Игорь Понтюхов и Владимир Казаков, писатели Юрий Козлов и Анатолий Кириллин пригласил к себе домой известный писатель-исследователь Александр Родионов. Во дворе старого одноэтажного дома, буквально на завалинке, мы соорудили поминальный стол. На всю жизнь запомнились слова восхищения личностью и талантом безвременно ушедшего из жизни Леонида Семеновича, импровизированное чтение его стихов.

Время неумолимо движется вперед, уходя все дальше и дальше от эпохи, в которой жил и творил Леонид Мерзликин. Но он и сегодня востребован. Его поэтические книги «Россия», «Ивушка», «Таисья», «Просеки», поэма «Млечный путь» и другие не залеживаются на полках библиотек и книжных магазинах.

В этом огромная заслуга Бахаева Леонида Федоровича и других членов литературного объединения г. Новоалтайска, которые регулярно с 1999 года проводят общественные Мерзликинские чтения, издают поэтические сборники.

Низкий поклон им за увековечивания памяти Леонида Мерзликина, пропаганду среди земляков творчества замечательного поэта всероссийского звучания!

 

 

Депутат Алтайского краевого

Законодательного Собрания                                       В.А. Сафронов

Земля моя, жаль вековая,
До крохи моя сторона!
Не знаю, кому и какая,
А мне вот такая дана:

«Дорога» отрывок


Система Orphus
Изображения
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Поиск: