Пимы

(Быль)

1

Мороз как-то сразу, в начале зимы
Ударил,  и мать поспешила пимы

 

Купить для сынишки. Пусть вещь не ахти,

Зато очень нужная, как ни крути.

 

А тут день рождения вышел. Ну что ж,

От матери всякий подарок хорош.

 

И мальчик был рад. А отец усмирял

Фермент некий в печени, то бишь кирял,

 

Скандалил с друзьями. (Мой строгий лингвист,

Прости, что словарь в этом месте не чист.)

 

Был вечер, как вечер. Позёмка мела

И мать на дежурство в контору ушла.

 

И мальчик разулся, поставил на стул

Пимы, поглядел и прилёг. И уснул.

 

Проснулся от света, зажмурил глаза,

Отец наклонился: — Чо? Спишь, егоза?

 

А мне вот, — икнул, — понимаешь, душа

Горит... Похмелиться, да нет ни гроша.

 

И тут он увидел пимы. А чего?

Пойти и загнать — осенило его.

 

Он сгрёб — и на лестницу. Мальчик сперва

Опешил, и в горле застряли слова,

 

Но тут же вскочил с побледневшим лицом,

Накинул пальто — и в носках за отцом:

 

- Папаня, не надо! Папаня, нельзя!
Отец обернулся, мизинцем грозя:

 

-Кыш! Я т-те! — качнулся и в темь зашагал,
А мальчик бежал за отцом и бежал.

 

Но вот он отстал и присел на сугроб,

Его колотил неуёмный озноб.

 

2

 

Скрипел под ногами, поблёскивал снег,

С пимами под мышкою брёл человек,

 

Сосал папиросу, размякшую вслизь.

«Постой! Огонёк у Маруськи, кажись.

 

Она самогону, а я ей пимы...»

И пьяный к ней торкнулся.

-Кто?

-Это мы!

 

-Чего ты?

-Возьми.

-О-хо-хо!

-Ты о чём? -

И взял самогон — и в пространство плечом.

 

А утром проснулся, вскочил и глядит.

Ну да! Вытрезвитель! Дежурный сидит.

 

Храпят выпивохи. И вдруг — а-я-яй! –

Он вспомнил пимы... Кашлянул:

«Негодяй! -

 

Катнул желваками, — э-эх! Как там сынок?

Жена не запустит теперь на порог».

 

Позвали, оформили: так, мол, и так.

Придётся с получки платить четвертак.

 

Оделся и вышел. Нет, надо пимы!

И снова к Маруське.

- Кто там?

- Это мы!

 

Ввалился и сел на мешок у дверей:

- Пимы мне.

- Чего-о?

- Не чевокой! Скорей! –

 

И глянул, куда посмотрела она,

И тут промеж них разразилась война.

 

Схватили пимы под столом и давай

Тянуть друг у друга.

- Слышь, стерва? Отдай!

 

- Да что ж это? Люди! Разбой!

- Не ори!

Чо гонишь из сахара? То-то. Смотри. –

 

И вырвал пимы, и встаёт не спеша,

Встаёт и Маруська,  надсадно дыша:

 

-Да что ж это? Как же? Ну, ладно, кобель,
Попомнишь меня! Убирайся отсель!

 

Чтоб руки отсохли, чтоб крюком спина! –

На том промеж них и затихла война.

 

3

 

Не шёл, а летел. Вот и лестница та ж,

И та же квартира, и тот же этаж.

 

Знакомо до гвоздика всё. Но чего?

В квартире как будто бы нет никого.

 

И всё как чужое. Звонит. Хоть бы хны.

Ударил ботинком,  аж пыль со стены.

 

Помялся и думает: «Как же теперь?»

И стукнул легонько в соседскую дверь.

 

Ему отворила хозяйка: — А - ну,

Давай не стучи!

- Я хотел про жену...

 

- Твой сын-то в больнице! Ить от паразит!
Угробил мальчишку и ходит, стучит! –

 

 

И хлопнула дверью. И словно бы вар

По телу. И вышел мужик на бульвар.

 

А тут ребятишки, а тут суетня.

Шагал он и плакал средь белого дня.

 

Упасть бы на снег и зарыться ничком!

А вот и больница. Сторожко, бочком

 

Просунулся в холл.

- Я к сынку, — говорит.

- Фамилия?

- Клюев. -

А сердце дурит:

 

То жахнется в рёбра, то где-то замрёт.

Дежурная смотрит, разинула рот.

 

Ещё подошёл белоснежный халат.

Ещё и ещё. Обступили, молчат.

 

- Пойдёмте, — сказал молодой человек
В халате и шапочке, тоже как снег.

 

Потом всё запомнилось, будто сквозь дым:

Сынишка на койке с лицом восковым.

 

Отец растерялся: ступить бы куда?

- Пимы я принёс... — И вдруг понял: беда!

 

Качнулся, коснулся рукою стены.

- Пимы мне, папаня, теперь не нужны.

 

Отец подбежал, одеяло рванул,

А там две култышки. И рухнул на стул.

 

Завыл, застонал, как подстреленный зверь,

А сын его гладил: — Чего уж теперь?

 

Смотри, ты седой, — на виски показал.

- Эх, папка... — Он только всего и сказал.

 

4

 

Закон есть закон. Наказуемо зло.

Был суд. И народу немало пришло.

 

Сидели, глядели, внимали всему.

Но трое там были совсем ни к чему.

 

Ещё клюквенели на старых дрожжах.

Попробуй таких удержать на вожжах!

 

Мигнули друг другу и вышли гуськом,

И сбросились тут же, за книжным ларьком.

 

Друзья подсудимого пили вино,

Потом забубнили о чём-то темно,

 

Кричали, клялись, и по снежной пыли

Ушли, позабыв для чего и пришли.

 

Блудным сыном древнего сказанья,
Жертвою скитаний и дорог
Я пришел к тебе на покаянье,
Позабытый всеми уголок.

«Блудный сын» отрывок


Система Orphus
Изображения
Календарь
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
Поиск: