Людмила Козлова о Л.С. Мерзликине

«...И звезда пролетит и сорвётся…»

Меня всегда поражало суровое, почти трагическое выражение лица Леонида Семеновича. Это очень хорошо видно на фотографиях. Как сказал классик, если мир рухнет, то трещина пройдёт через сердце По­эта. Я именно так воспринимаю образ Леонида Мерзликина.

Мне кажется, он был настолько мудр в своём понимании мира, что этот мир отторгал его. Великое одиночество поэта ясно и глубоко обозна­чено им самим. Прочтите стихотворение «Ворон». Образ мира (ворона) не отделим от человека, но Поэт понимает, что стоит только оступиться...

...Ты мне не изменишь, я знаю.

С тобой нам гроза не гроза.

Зачем же я вдруг закрываю,

Рукой заслоняю глаза?

Ах, ворон! Быть может, дорогой

Паду я, поверженный ниц.

Не трогай, не трогай, не трогай,

Не рви мне глаза из глазниц...

 

Прочитайте другие, не менее трогательные стихи Леонида Мерзли­кина — их много. Почти в любом, даже самом, казалось, беззаконном мимолётном образе — везде слышна нота печали:

Черпну ладошкой воду из ручья,

Плесну в лицо — и знобкая остуда.

Протру глаза: боярка, ты откуда?

Сорока белобокая, ты чья?

 

Поэтому я никогда не могла запанибрата разговаривать с Леонидом Семёновичем. Всегда при встречах с ним, глядя в его глаза, я ощущала этот разлом, который ждал всех нас в будущем, но, в первую очередь, погубил Поэта. Трещина прошла точно через его сердце…

(Из журнала «Барнаул»,  № 3, 2004 г.)

Поглажу ствол березки белой,
В траву прилягу – благодать.
Ах, что ни думай, что ни делай,
А слез в душе не удержать.

«Поглажу ствол березки белой...» отрывок


Система Orphus
Изображения
Календарь
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Поиск: