С. Кочевников о Л.С. Мерзликине - Сайт Мерзликина Л.С.

Светлый человек с добрыми глазами

 

Поэты умирают рано. У них сама жизнь, как стихи: вроде и корот­ко до крайности, а впрессовано столько, что… На войне год — за три. В поэзии строчка — полжизни.

Ничего от сердца не отлипло,

К пальцам не прилипло ничего.

 

Леонид Мерзликин был яркий, заметный человек, вполовину — ни­чего, всё — по полной мерке, и людей любил таких же:

Как-то раз, осовев от окурков,

За столом мне признался свояк:

— Нет у нас на селе полудурков,

Если есть, то уж полный дурак…

 

Ирония его не была обидной — он любил всех. Он был светлый че­ловек. И таковы его стихи, все сотканные из тонких паутинок чувств, из мимолетных улыбок, щемящих памяток и до слёз тревожащих бли­ков прошлого.

А всего-то короткий смешок

И упавшего стук сапожка,

А всего-то легчайший пушок

На зардевшейся мочке ушка…

 

От великого до смешного,  говорят,  один шаг.  У поэтов — один пробел:

И проносятся спутники в небе,

И несметные звёзды кишат,

И на тумбочке — слышишь? — на хлебе

Тараканы ушами шуршат.

 

А когда началась борьба с пьянством, Мерзликин в каком-то райо­не края увидел впервые талон на «ликёро-водочные изделия», снаб­жённый, как сигареты, угрозою Минздрава, предостережением «Водка разума лишает!», и мгновенно среагировал: «Но грамм триста — не мешает!»…

Умирал поэт тяжело. Рак желудка. Еще в июне внешне Леонид Семенович выглядел больным — 5 сентября его не стало. В последнюю ночь он повторял: «Как мне больно»… Умер на рассвете.

И опустили гроб в провал,

Туда, к таким же на погосте…

Ты от земли так много брал,

А оставляешь только кости.

Ты не придумал мер благих

Замедлить жизни скоротечность.

И у тебя, и у других

Зато теперь такая вечность!…

 

Это — не кто-то о Мерзликине. Это он сам написал.

(Из газеты «Свободный курс»,   5 сентября 1996 г.)

Комментарии

Добавить комментарий