Художник весь день рисовал
На радость себе и на муку
Лица просветленный овал,
Листвой затененную руку.

 

С картины глядели глаза,
Щека, проступая, алела.
Вилась, поднималась лоза,
И кисть виноградная млела.

 

Под вечер художник устал.
Он встал, постоял у картины
И к шкафу прошел и достал
Немного вина и маслины.

 

Он слышал, как в дальнем углу,
Покинув, наверное, норку,
Мышонок грызет на полу
Сухую какую-то корку.

 

А сумрак густел, наплывал,
Все кутал и прятан от взгляда.
В пятно превратился овал
И в кляксину — кисть винограда.

 

Художник (и так испокон)
Парадных не требует спален.
Он лег на кушетку, и сон
Был смутен и очень печален.

 

Туманилось лоно реки,
И рощица ветви клонила,

И кисть чьей-то женской руки,
Прощаясь, звала и манила.

 

Прощаясь, прощала того.
Кого так гнала и любила…
И вот уже нет ничего.
А было ли? Может, и было…

Комментарии

Добавить комментарий